nata_nemchinova (nata_nemchinova) wrote,
nata_nemchinova
nata_nemchinova

Адмиралтейская панель.2.

Все, что вы прочтете в этом журнале с названием "Адмиралтейская панель", будет как-то обрабатываться и где-то переписываться. И в итоге, может, совсем другое получится. Это лишь наброски.
***
Читать отсюда:
Адмиралтейская панель.1.

Пишу я на днях popuga, о будущей книжке:
"Структура - это мега-важно, без нее не видно формы произведения и тяжело пишется. Структуры делают разные, геометрические формы используют обычно, простые и сложные, но вообще это - полет творчества.

Предлагаю сделать структуру по базовому маршруту компании: Б. Нева - Нева - Фонтанка, Мойка, Зимняя канавка и обратно. Вот пункты для работы:

Большая Нева
1. Как я там впервые очутилась в качестве гида. Первый день (первые дни). Мои впечатления: ужасы, удивления и восхищения."

Там еще дописки всякие, нюансы, но старт есть.
Итак, Большая Нева.

"Гости Петербурга путаются во всех этих названиях - Нева, Невка, Большая, Средняя и Малая, где что?! На самом деле разобраться несложно. В городе есть главная водная магистраль - Нева, она проходит через весь центр, вытекает из Ладожского озера и впадает в Финский залив.
Точнее, впадает уже не сама Нева, а два ее рукава - Большая Нева (широкий рукав) и Малая Нева (рукав поуже). Разделение происходит у Стрелки Васильевского острова.
Далее, от Малой Невы на север уходит система Невок: Малой, Средней и Большой. Но ним-то мы с Вами сейчас и пройдем", - так говорю я на маршруте "Забытые острова".


Этот маршрут нестандартный - он частично был в нулевых годах, когда у компании в ведении находился удивительный корабль "Надежда", развивающий большую скорость в заливе и обдавая пассажиров брызгами - к их, как правило, восторгу. Потом контора перешла на стандартные теплоходы класса "Мойка" - они легко проходят по узкой Мойке и еще легче - по широкой Фонтанке, но не лезут в канал Грибоедова. И маршрут поменялся на "золотой арбатовский участок" - фрагмент Большой Невы от причала напротив Медного Всадника до Дворцового моста, немного просто Невы до Авроры, разворот - и в Фонтанку, не сильно разгоняемся, скоро снова поворачивать, у Чижика-Пыжика оппа!.. - и в Мойку, там тоже недолго идем, за Домом, Где Жил Пушкин ррраз!.. - и в Зимнюю канавку, по ней неспешно под тремя горбатыми мостиками - и снова в Неву, аккурат между Эрмитажным Театром и Старым (или Большим, у него два названия) Эрмитажем. Затем по тому же участку, что в начале пути - кусочек просто Невы, элемент Большой Невы - и обратно на причал.

Про этот маршрут и пойдет речь в книжке. А если вам понравится, мы расскажем про остальные. Там есть что рассказать.

Как я там впервые очутилась в качестве гида? А очень просто - все было предрешено заранее. Осенью 2011 года я, помня о давнем предложении Иры - приходи кататься на кораблике! - думаю себе: лето уже прошло. Так и навигация скоро пройдет. А жизнь - штука непредсказуемая. Может, в следующем году Ира уже не будет здесь работать. Было бы глупо упускать возможность прокатиться на кораблике совершенно безвозмездно, то есть даром.

Являюсь я причальному народу. Как только потом стало ясно, уже донельзя искушенному туристами. К сентябрю они объелись ими по самое не могу.

- Девушка-приглашаем-вас-покататься-на-кораблике, - заученно произносит юноша внешности почти романтической. Волосы светлые, глаза голубые, довольно высокого роста. Можно рисовать с него вариацию Принца Чаминга.
- Я и так буду кататься, - говорю я обычную вроде фразу. В следующем году мне стало ясно, насколько нагло она прозвучала. Ведь смысл ее - я буду кататься, не заплатив. А этого Принц Чаминг не любит, ох как не любит.
***
- А ты помнишь, я приходила к вам кататься прошлой осенью? Ты меня еще пригласил - оплатить билет и занять свободное место? - спрашиваю я Принца в следующем году.
- Слушай, тут столько народу ходит. Ира постоянно кого-то притаскивала (интонационно это прозвучало как - всякую шушеру). Всех не упомнишь.

Надо сказать, у меня хватает особых примет. Рост много выше среднестатического мужского. На момент первого визита на пристань - рыжие кудри, как у Шуры Балаганова. Но Принц меня не запомнил. И я его отлично понимаю.

- Приглашаем-вас-покататься-на-кораблике, - через год я твердила ту же фразу по многу раз в день.
- Мы же только что катались, - отвечает недоуменно некто. - Напротив вас сидели.

А я и не помню. Если всех запоминать - никакой памяти не хватит.
***
Это был первый в моей жизни осознанный рейс. Родители утверждают, что они катали меня на корабликах в детстве, но я этого не помню. Гидом оказалась Алена. Сейчас это моя приятельница и тот гид, с которым вышло больше всего "совпадов" - характера, мировоззрения, базовых потребностей. Шеф не любил ставить нас с Аленой работать в один день - мы с удовольствием общались. Блуждали с табличками по площади, нарушая технику труда - вдвоем по одной стороне. Надо разделиться, и прочесывать каждая свою сторону. Но тогда навигация теряла яркость. С кем еще я буду вести беседы про мозаику храма Спаса на Крови, дамские платья восемнадцатого века и точное распределение декабристов по Сенатской площади?
Шеф чуял потерю прибыли, звонил и действовал как победитель шоу "Битва Экстрасенсов" - его руки двигались в стороны, указывая нам путь. Силой мысли он растаскивал нас и заставлял работать.

Голос у Алены был усталым, это чувствовалось. Она не вкладывалась - читала текст по семисотому разу. Но мне достался профессионал, поэтому голос был четкий, информационное сопровождение - точное (что я вижу, о том мне и рассказывают), и материал - интересный.
Я, однако, не особо вслушивалась, наслаждаясь прогулкой.

Будучи поклонницей водной стихии, я решила про себя, что кататься на корабликах - это чудесное занятие. И вот идем мы по Мойке, вдоль Михайловского сада. Я тогда не была уверена, что это Мойка, и сад именно Михайловский. Вроде так, а может, и нет. Да, родилась и выросла в Питере, и еще у меня был отличный курс по краеведению в 11-м классе школы, где повезло с учителем, и она все главное рассказала - и про архитектурные стили, и основные достопримечательности. И вдобавок учеба в Интуристе в английской группе гидов-переводчиков, благополучно доведенная до финала. А в городе не ориентировалась, особенно - в водном городе. Обычное дело - сапожник без сапог, мастер по маникюру - без оного, гид-переводчик - топографический кретин. "Я знаю свой маршрут", - сказал мне как-то шикарный гид, который без работы не сидит, в момент, когда мы заблудились на Караванной (!) Кто не в курсе - это одна из центральных улиц в Питере, выходит на Невский проспект. Заблудится представителю такой профессии там не представляется возможным, однако ж ему удалось.

Идем мы по Мойке - спустя полгода стало ясно, что это она самая. И меня как будто кто-то в бок толкает, и прямо в ухо говорит: "Ты это, не сиди сиднем. Запоминай. Скоро будешь сама рассказывать".

Но мне все это показалось ерундой. Что я буду рассказывать, кто меня возьмет. Сюда только по знакомству и все такое. Да и не приспособлена я беседовать подолгу с толпой народу.

Но деньги, как известно, толкают человека на тотальные изменения в жизни. Потребность в них раскрывает таланты - кто никогда не пел, нормально так поет, если за это платят, кто не умеет водить машину, враз учится, если это означает существенную прибавку к доходу. Да что там, я сколько раз наблюдала, как технари, стиснув зубы, выучивают английский до нормального разговорного уровня. Потому что с ним получается больше денег.

В апреле я как бы между прочим попросила Иру порекомендовать меня в качестве водного гида со знанием английского. Взяла у нее записанную давным-давно кассету, где был показан круг по Фонтанке на катере с выходом в Финский залив. Ира читает там стихи Митяева, и стиль у нее такой свой-узнаваемый, и все такое авторское получается. Моя задача была скромна - повторить все это как попка дурак, не запутаться нигде, стихов можно не читать, но и паузы больше минуты - тоже не айс.

Еще Ира рассказала мне о базовом маршруте. Я посмотрела его на карте и стала готовить.
Поскольку происходило все сидя в кресле, а не на диванчике в салоне теплохода, подготовила я все неправильно. Много читала-переводила про Русский музей, который еще надо рассмотреть за деревьями Михайловского сада, зато очень мало выучила про Аврору. Тогда как следующая смена гидов, пришедшая в этом году, сделала себе пометки в блокнотах, учась у меня: "Про Аврору - много!"
Составить маршрут качественно можно, только если по нему уже прошла. Тогда понятен ритм - где быстро, где медленно, что видно хорошо, а что плохо. Поэтому первый рейс гида по новому маршруту - это бесплатный цирк для матросов и зачастую смазанные впечатления для туристов. Но начинать как-то надо.

Ближе к маю со мной связалась (или я связалась с ней, уже не помню) представительница компании-конкурента. Ей нужны были гиды со знанием английского.

Я планировала выходить на маршруты в лучшем случае 1-2 раза в неделю, у меня еще было несколько учеников и написание пары-тройки статей в месяц. В таком вольном творческом режиме я рассчитывала вполне неплохо прожить лето и даже что-то отложить.

У меня был телефон гидессы-конкурентки, и будущего шефа.
Я позвонила обоим.
- Очень хорошо, - прохрипел в трубку мужской голос. Мне сразу нарисовался Волк из сериала "Ну погоди". Можно прийти завтра.
Так легко?.. - подумала я.
А чего тут сложного, когда нужны люди. Я просто подвернулась вовремя.
Затем, при мне шеф многократно отказывал гидам, шлифовавшим причалы в поисках прокорма.

- Приходи завтра во столько-то, - ответила девочка-конкурентка.

Шестого мая 2014 года я провела отлично: меня за так покатали на корабликах в двух компаниях. В результате в моем мозгу смешались даты, факты и маршруты. Корабли той конторы, где я отработала три навигации, тогда не поворачивали в Зимнюю канавку из Мойки, а следовали дальше, по всей реке, выходили не то чтобы в залив, а в акваторию порта, и возвращались обратно. Получался такой вытянутый круг.
Теплоходы компании-конкурента шли по стандартному маршруту, с подходом к Авроре. К ней они подбирались очень медленно, и еще медленнее шли обратно.
- Тут они обычно все фотографируют, - объяснила опытная гидесса. - Нет смысла надрываться.
И замолчала на время. Пассажиры не возражали.
- А на том причале как-то быстро мы тут прошли, - ответила я.
Гидесса странно на меня посмотрела, потому что "на том причале" к Авроре тогда не подходили вообще. Она, похоже, поняла, какой коктейль у меня в голове, но не стала с ним разбираться. Потому что это делается самим обладателем коктейля и только со временем.
- Я вообще не представляю, как тут работать новичку, да еще на английском, - откровенно сказала она. - Я все это говорю на автомате. А на чужом языке - это же думать надо.
И устаканивается все недели через две, в лучшем случае.

А что же я буду делать целых две недели - пороть чушь? Как выяснилось позже, этим я занималась значительно дольше. И до сих пор не уверена, все ли эти факты и даты - правда. Иногда, найдя очередное опровержение, мне казалось, что и не был Петербург основан в 1703 году, все это враки. Как работают историки - после трех навигаций для меня загадка.

Экскурсию на своем причале я слушала в исполнении Пряничной Королевы. Ею она стала позже, освоив искусство организации производства имбирных пряников. Были еще прозвища Кузя, Хау (от индейского приветствия, она похожа на индианку), и эротик-вариант - Сладкая Попочка. И еще какое-то... забыла. Вспомню в процессе.

Королева в камуфляже сказала мне: нам нужны гиды на русском. Можно начать завтра.
И я подумала - сейчас праздники. Мои ученики - на дачах. Очередная статья - у редактора. Почему бы и нет?
Так я оказалась на причале у Большой Невы, который потом стал для меня магнитом, притягивающим к себе с очередной весны, и чуть ли не местом постоянного проживания. У Иры - своя история.

бирюза
Tags: Ира Форд, адмиралтейская панель, книги, кораблики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments