Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Любовные страсти провинциального городка-2

Начало тут.
Военные любови, конечно, готовый сценарий для кино. Но есть и еще один вечный источник мелодрамы. Это школьные романы.

Школа - эпицентр страстей по определению. С одной стороны, подростки. Красивые - чтобы они там себе не думали, полные энергии, не заботящиеся пока о хлебе насущном. Любовь, любовь им подавай. С другой стороны - учителя. Ведь это же интереснейшие люди, если, конечно, они в школе по призванию. Интеллектуальные, артистичные, отзывчивые. И, безусловно, заслуживающие любви.

Когда подростки ставят первые душевные и физические опыты друг с другом, их особо не трогают. Учителей, занимающихся оным далеко не в первый раз и в своём узком кругу, не трогают тем более. Но какие бури закручиваются, когда кто-то переступает запретную черту!..

Собственно, что и произошло в Слуцке, и не один раз.

Не то, чтобы я была поклонницей таких сюжетов - как раз наоборот. Однако они были и будут. За это можно наказывать, но нельзя результативно запретить.
Collapse )

Адмиралтейская панель-33: всё предопределено.

Мы с popuga на финишной прямой. Уже готовы черновики на толстую книжку. Это наши посты по тегу «адмиралтейская панель», мои - по тегу «кораблики» и её – по тегу «навигация». Дальше если что и буду сообщать с этими метками, то уже о ходе литературных работ. Начинаю обработку текста.

Вот фрагмент моего письма к соавтору, где обсуждаются ближайшие планы:
«Править я буду злостно и много, в основном - выстраивать структуру и улучшать технику письма, без повторений, с объемом и т. п. На это мне надо до 6 месяцев, но может выйти быстрее – за 3-4 месяца».

А напоследок хочу сказать, что всё, конечно, было предопределено. И я должна была оказаться на борту корабля, и не пассажиром.

Я очень люблю море. Эта влечение не к отдыху на теплых курортах, а тяга к стихии. Она может быть и некомфортной, и опасной – но тянет. Так было, сколько я себя помню.



Тут мне 4 года, я в Евпатории. Брат испугался шума волн и чужого дядьки-фотографа, а я сама напялила на себя капитанскую фуражку и уверенно взялась за штурвал. Иногда я вспоминаю тот момент, и мне кажется, что этот жест – обхвата ладонями штурвала – я делала много, много раз.

Collapse )

Орден родительской славы

Про эту красивую женщину мы с popuga написали синопсис сценария.
Орден - это, конечно, хорошо.
Но мы тут недавно обсуждали с папой, что во время Великой Отечественной войны вдобавок к орденам и медалям бойцам начисляли немалые деньги за сбитые танки и самолеты - от 1000 рублей за уничтоженную машину (средняя зарплата рабочего в 1941 году - 340 рублей). На руки деньги не выдавали - их переводили домой, семьям погибших по желанию и больше всего жертвовали в Фонд Обороны. Но они начислялись.

Орден - это, конечно, хорошо. Но им сыт не будешь. У меня тоже есть награда - за особые успехи в учении, золотая медаль. Она дала мне возможность поступить в университет с одним экзаменом, а также трехдневную поездку в Финляндию - первый в жизни выезд за границу. Это - определенные ценности. Одна медаль мне понравилась бы куда меньше, без льготного поступления и турпоездки.

Марина - боец невидимого фронта. Сражения там постоянные, но государство не пополняет счет. Только чеканит ордена и медали, и рассуждает о демографической ситуации.

Оригинал взят у popuga в Орден родительской славы


Это фото сейчас висит на странице у Марины ВК: губернатор Петербурга Георгий Полтавченко вручил Марине орден родительской славы и целует руку (только ей, никому больше).
Под фото - комментарии: "Пускай им стыдно будет!"

Кому им?
Collapse )

РКИ (русский как иностранный)

Уржаться просто))) Мои любимые зарисовки - про африканца Муддаку и турка Эмраха.

Оригинал взят у vadim_chekunov в РКИ (русский как иностранный)
Работу свою я люблю. 
Среди поздравительных открыток, подаренных мне студентами, любимая у меня - полученная на день рождения в первый год работы:
«Дорогой брибодаватель! Пиздавляем Вас, мадам Вашу мать!»

***
Занятие по фонетике.
На доске - известное с детства: «Шла Саша по шоссе и сосала сушку».
Студенты – шесть китайцев и один турок, пробуют повторить.
У турка со свистящими и шипящими никаких проблем, быстро освобождается и роется в словаре.
Китайцы худо-бедно тоже справляются с любительницей сушек. Но особенность их менталитета – всему нужен буквальный перевод.
- Что это – «сосала»? – спрашивает одна китаянка меня.
Турок водит пальцем по страничке словаря и зачитывает вслух:
- Сосать, отсосать, подсосать, высосать!
Изумлённо поднимает брови и уважительно цокает языком.
Это тебе не турецкое «шургум-бургум бердык-кирдык». Это – русский язык.

***
Зимняя сессия.
Огромный, выше двух метров, чернокожий студент сдаёт экзамен по языку специальности – география.
Стоит перед комиссией у доски с картой мира. Волнуется.
- Болша часта баверхнасти зимыли пакырыта вада. Вадами. Брастите, вадой.
Комиссия понимающе кивает.
- Набрымер, ыздеси накодытса Сивэра-лидавытный акиан.
Африканский гигант водит указкой по верхнему краю карты.
- А скажите… - раздаётся дребезжащий голосок председателя комиссии, пожилой доцентши.
Негр испуганно таращит глаза и замирает.
Старушка-доцент роется в ведомостях.
- Скажите, пожалуйста… - бормочет она, отыскивая имя студента.
Находит.
Студента зовут Муддака Бартоломэо Мариа Черепанго.
- Скажите, - решает обойтись без имени председатель комиссии. – А почему этот океан называется именно так – Северный Ледовитый океан?
Негр с минуту думает, разглядывая карту, потом переводит свой взгляд на окно.
За окном метель. Мрачные январские сумерки. Ночью обещали минус восемнадцать.
Большие, слегка желтоватые глаза печально смотрят на комиссию.
- Бадаму то иму холана. Очин холана.
Collapse )

Адмиралтейская панель.11: гиды как достопримечательность Петербурга.

Читать отсюда:
Адмиралтейская панель.1.
Адмиралтейская панель.2.
Адмиралтейская панель.3.
Адмиралтейская панель.4.
Адмиралтейская панель.5.
Адмиралтейская панель.6.
Адмиралтейская панель.7.
Адмиралтейская панель.8.
Адмиралтейская панель.9.
Адмиралтейская панель.10

В Питере гидов, как зонтов - много!
Вспоминаю Дину Рубину - ее второстепенные герои иногда подрабатывали гидами в Иерусалиме, где живет автор бестселлеров. "В миру" они могли быть кем угодно - музыкантами, грузчиками, учителями - но пару раз в месяц, либо в мыле весь сезон, зарабатывали деньги связным рассказом об истории и красотах древнего города.

- Виды кормят! - говаривал Адмирал, и это действительно так. Питерские достопримечательности дают хлеб тысячам людей - гидам в том числе.

Классический путь в экскурсоводы - через гуманитарный ВУЗ и обучение соответствующей профессии, или смежным ее вариантам - культуролог, искусствовед, историк, если речь идет о русскоговорящем гиде. Вещающие на иной мове в основном приходят с кафедр иностранных языков многочисленных питерских университетов.

Однако, не забываем - город туристический. А значит, в сферу туризма идут самые разные люди, благо вакансий много. Если весь немалый центр в сезон - это поле боя за кошельки гостей города, то на шелест банкнот сбегаются... да кто угодно - медсестры, философы, гардеробщики.Collapse )

Сбежавшая аспирантка

Этот пост пишется для многих - в перспективе, но первым его прочитает один человек http://popuga.livejournal.com/, она же Ира Форд.
Ира написала статью о сбежавших невестах для Космо. Статья пока не вышла, но это обязательно случиться, я уверена.
Я сбегаю, хоть и не со свадьбы - но ощущения очень схожи с теми, которыми делятся героини статьи.
И такая же реакция окружающих - недоумение, разочарование, обида (тебе дали возможность, а ты...).
Прямо чувствую, как на моем общечеловеческом резюме ставится пометка: неблагонадежная девица.
Интересно поведение человека, который делал предложение - папы-невесты-брата.
На мое невнятное "наверное, мне это не нужно" его:
- Я не понимаю... К чему все это сейчас?.. (то бишь дело сделано, документы поданы, экзамены - в процессе сдачи, механизм запущен.
Или: дала согласие, гости созваны, ресторан заказан - отступать некуда).

Попытка самоанализа. Почему согласилась?
Это как обычно: предложение вроде серьезное, от хорошего человека, другой статус предполагается... а еще я люблю учиться.
Но чем дольше все это раскручивается, тем более становится ясно, что это будет совсем не та учеба, которую я люблю - развивающая-обогащающая-с реальным практическим применением.
Почти месяц я терзаю занудные академические учебники, написанные пустым зубодробительным языком.
Если из этих текстов выжать воду, останется страниц десять по делу. Когда я проговариваю вслух тему, мне неудобно слушать мой голос. Кажется, я говорю ни о чем.

Аспирантура сейчас, после недолгого наблюдения за научными руководителями-преподавателями-поступающими, представляется мне неким закрытым сообществом со своей системой ценностей, правилами поведения, иерархией, ритуалами, которые не представляют для меня интереса.

На собеседовании зам. проректора сказала:
- Язык у вас хороший... Емкий язык, образный... Но к сожалению (пауза), совершенно ненаучный...
Вам бы книги надо писать...

Вот. А я чем занимаюсь?
Неделя без любимой писанины. Ощущение впустую потраченного времени. И денег тоже, что как-то не предполагалось. Зубодробительные учебники стоят дороже хороших романов.
По комнате разбросаны листы с обведенными вопросами экзаменационных билетов. Краткий курс социологии пройдет. Завтра экзамен.

Пусть пройдет без меня.