Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Что будет после смерти

Конечно, я не знаю, что будет с вашей душой. Я могу рассказать, что будет с телом и всем, что вас окружало до финальной черты.
Похороны бабушки всколыхнули во мне процесс осознания. Хочется поразмышлять на эту тему. Если для кого-то она тяжелая или запретная, дальше читать не надо.

Collapse )

Людмила Улицкая. "Детство 45-53: а завтра будет счастье".

Я теперь "девочка, живущая в Сети", все чего-то ищу для своего магазина - ну и вот нашла этот заголовок. И так узнала, что любимая моя Улицкая написала новую книжку. Точнее, составила - это сборник писем и рассказов людей, чье детство пришлось на 45-53 гг. 20 века, на послевоенное время.

Когда на причале кому-то становилось совсем худо, и уровень агрессии зашкаливал, и маячившие в перспективе деньги не спасали - я советовала страждущему почитать "Колымские рассказы" Варлама Шаламова. И понять, что проблем нет.

У нас проблем нет.

Может показаться, что они есть, в сравнении: "вот у кого-то три шубы, а я один пуховик четвертый год донашиваю!" Но мы ни с тем сравниваем. На самом деле ни у кого, кто живет в это время и здоров, проблем нет: ни у владелицы шуб, ни у обладательницы потертого пуховика.

Настоящие проблемы были у героев рассказов Шаламова. Для меня это было описание Ада - без надежды, без просвета. Гулаг Солженицина имел другой окрас: там, среди самых страшного, иногда мелькали солнечные лучи. Может, потому что автор вспоминает свою молодость, может, потому что гулаг у каждого свой, свой круг Ада, и первый сильно отличается от девятого.

Единственной проблемой в такой терапии была вероятность обратной реакции: еще большего погружения в тоску. Ибо это черная книга.

А вчера я нашла выход: всем, кому плохо, теперь буду советовать вышеобозначенную книжку Улицкой!
Про все эти картофелины и луковицы в качестве деликатеса, про вещи, носимые по 10-20 лет, про мытье в тазиках и прочие привычные элементы быта того времени.

В нашей стране еще живы миллионы людей, увидевшие возможность - съесть, одеться, отдохнуть у моря - лишь к своим 40-50 годам. А изобилие - только к 60-70, но для большинства оно оказалась недоступным: смотреть можно, трогать нельзя. Миллионы аскетов.

Представляю, как они чувствуют свое инопланетянство сейчас, в мире, наполненном одноразовыми товарами: обувью с лопающейся через 2 месяца подошвой, пальто, которые нельзя носить больше трех лет.

Я очень люблю "бытописателей" - людей, которые описывают быт разных времен. Улицкая и Рубина - как раз из таких, расскажут, какие были чашки-ложки-поварешки так, что заслушаешься.
Тексты Улицкой вызывают у меня рассуждения на тему аскетизма. Моему характеру он близок, но не вписывается в современный уклад, поэтому у автора 70 лет я нахожу больше понимания, чем у ровесников.

Я не понимаю меняемых каждый код гаджетов, в которых не используется 80% функционала, людей, ищущих водонепроницаемые до 200 метров погружения часы, при том, что они не умеют плавать, вещей, одеваемых 1-2 раза в год, или не одеваемых вовсе.
Нищета темна, но самоограничение светло. Оно позволяет не стать рабом шелухи, не впрячься в гонку за вещами.
А еще - скопить на что-то действительно стоящее: образование, недвижимость, медицинские услуги.

В-общем, читайте "Детство". Бонусов много: от пересмотра мировоззрения в сторону более мудрого до наконец-то понимания старшего поколения родственников.